Учитывая актуальность интереса к созданию реверсивных, легко перестраиваемых гольф-полей, бывший президент Европейского института гольф-архитекторов (The European Institute of Golf Course Architects (EIGCA)), Дэвид Уильямс, внёс свой вклад в развитие строительства, и (для одного частного клиента на материковой части Европы) развил инновацию до полностью адаптивных гольф-полей.

 
Дэвид разработал концепцию гольф-поля для клиента, который хотел площадку для игры исключительно для личного пользования на земельном участке размером 20 гектаров вокруг его частного дома. Клиент запрашивал игровую площадку, как можно более точно сходную с полем, где он с семьёй и друзьями смог бы отыграть полноценных 18 лунок, но без необходимости строить (и, в конечном счёте, обслуживать) 18 отдельных лунок, гринов и ти-боксов. Именно тогда и зародилась концепция гольф-поля, которое состоит из пяти зон, каждая из которых имеет полноразмерный грин и площадку ти натуральной величины. С ти-бокса в каждой зоне можно играть в четырёх направлениях в другие четыре зоны, что суммарно, имея всего пять зон, даёт возможность сыграть 20 лунок.  
 
В теоретическом представлении четыре зоны помещаются в углах, образуя прямоугольник, а пятая зона – к середине участка, чтобы создать пар 3. Длина лунок (и общий размер такого поля) могут варьироваться в соответствии с возможностями компактного и доступного участка заказчика. Клиент, после объяснения ему данного принципа, пришёл в полный восторг от идеи, и, так как он и его близкие - игроки с очень низким гандикапом, в проекте дизайна поле получилось почти что чемпионской длины, пусть и всего лишь с пятью зонами.
 

С ти-бокса в каждой зоне можно играть в четырёх направлениях в другие четыре зоны, что суммарно даёт возможность сыграть 20 лунок на участке в 20 га  

 
Дэвид стремился к тому, чтобы ощущения от игры на поле, созданном по 18-луночной схеме, как можно больше напоминали впечатления от игры на полноразмерном гольф-поле. Для этого необходимо наличие 18 самобытных лунок, двух относительно равных и рациональных 9-луночных гольф-раундов, начинающихся и кончающихся у (клубного) дома, а также отсутствие следующих подряд паров 3 или 5, или идущих кряду реверсивных лунок (как, например, A→B, следующих за B→A). Дэвид также добавил стандартные требования к разным направлениям на лунках пар 3 и 5, и установил оптимальную последовательность. 
 
Разработав маршрутизацию, соответствующую теоретическому идеалу, на стадии создания эскизного проекта Дэвид понял, что, в целом, вся задача оказывается достаточно трудной, но интересной. Часто некоторые элементы поля использовались на двух или трёх разных лунках, так бункеры и другие преграды стали разнонаправленными. Но наиболее интересными и сложными оказались пять гринов, два из которых использовались трижды, а другие три – каждый по четыре раза, всегда с разных направлений, но, как правило, в пределах 90-градусного сектора.  
 

b_465_265_16777215_00_images_baza_Polnostiu-adaptivnye-polia-dlia-golfa.png

Так команда Дэвида впервые усомнилась во всём, что знала до этого о дизайне гринов, поскольку задачи в данном проекте были нестандартными и представляющими повышенную сложность, как, например, сделать грин глубоким, но узким, чтобы обеспечить достойный удар айроном на достаточно длинной лунке пар 4, поскольку та же самая паттинг-поверхность, играемая с другого 90-градусного угла, также выступает в качестве грина короткой лунки пар 4, где её (сейчас уже) широкая, но плоская форма должна оказаться идеальной для принятия высокого удара айроном или вейджем. Аналогично были спроектированы и гринсайд-бункеры – для игры и видимости с разных зон фервея. Территория 9/18-го грина, что напротив дома, была также обустроена и в качестве большого тренировочного паттинг-грина со множеством различных пин-позиций, являясь, помимо прочего, центром тренировочной зоны для отработки короткой игры. 
 
Несмотря на то, что теоретически в каждой зоне должен быть один ти-бокс, фактически было построено по несколько небольших площадок ти для всех лунок, чтобы предоставить различные вариации длины и углов для каждой лунки. 
 
Строительство такого поля началось летом 2015 года и уже летом 2016-го на нём можно было играть. Весь проект и его результат были настолько успешными, что в марте 2017 года компания Дэвида начала строить поле по такой же схеме для родственника клиента-«первопроходца». 
 
 
Автор: Дэвид Уильямс (David Williams)
Источник: Golf Inc. Magazine