Автор: Джейсон Уэй (Jason Way)
 
 
В каком-то смысле можно сказать, что архитектура гольф-полей и музыка – несколько похожи. И то, и другое – в интеллектуальном и эмоциональном планах – являются выразительными формами искусства, которые находят глубокий отклик у слушателей или, в случае с гольфом, у игроков. 
 
Гольф-поле – это как музыкальный альбом с 18 произведениями в нём. Лучшие гольф-поля, как лучшие музыкальные альбомы, - цельны и разнообразны одновременно. Повсюду на лучших гольф-полях есть коллекция лунок, предусматривающих взлёты и падения, передышки и ускорения – возможностей для творческих росчерков в изобилии!  
 
Продолжая данную аналогию с музыкой, школы гольф-архитектуры – сродни жанрам в музыке, и понимание этих школ, их подходов – помогает игроку достойно оценивать ту или иную художественную форму. Если точнее, то «школы» - это категориальный ориентир на то, каким образом гольф-архитекторы организовывают разные элементы лунки, чтобы продуцировать возможность определённого опыта для игрока. Эстетика и стиль дизайна – это уже другой вопрос.  
 
 
Принято считать, что за всю историю архитектуры гольф-полей, с тех самых пор, как это стало признанным ремеслом, а затем профессией, сформировалось три школы – карательная, стратегическая и героическая. В книге Джеффа Шэкелфорда (Geoff Shackelford) “Grounds for Golf” очень подробно описаны все данные школы гольф-архитектуры, а мы же сейчас лишь немного расскажем о том, как развивались разные подходы к гольф-дизайну. 
 
По мере того, как гольф становился всё более популярным, для ранних застройщиков и самых первых гольф-клубов было абсолютно естественно обращаться к профессиональным игрокам с запросами о создании дизайна их гольф-полей. Если они умеют так хорошо играть в гольф, то они, конечно, должны уметь и не менее хорошо проектировать поля, верно? 
 
b_0_0_0_00_images_baza_rshga.jpg
 
Ничего удивительного, что те самые первые профессиональные игроки переносили свои несколько ограниченные перцептивные парадигмы на дизайн гольф-полей. В частности, подход так называемой карательной архитектурной школы можно резюмировать следующим простым образом: Существует правильный способ сыграть эту лунку. 
 
Делайте нужные удары – а это чаще всего прямо вниз посередине – и вы будете вознаграждены. “Блуждающие” удары на таких лунках наказываются пропорционально степени погрешности. Такой подход, наверное, интересен для профессионалов, но не очень вдохновляет обычных любителей.  
 
Стратегическая архитектурная школа возникла на рубеже веков в качестве альтернативы этому одномерному подходу к проектированию гольф-полей. Главным источником вдохновения и образцом для подражания на тот момент было поле Old Course. И несмотря на то что лунки, спроектированные согласно стратегическому подходу, - по определению более многосложные, с основным исходным условием этой архитектурной школы всё просто – возможность выбора. 
 
b_0_0_0_00_images_baza_Screen-Shot-2018-12-26-at-12.20.43.png
 
Игрокам предоставляется богатое разнообразие для ударов, совершая которые они могут рисковать до такой степени, до какой могут себе позволить, или же не рисковать вообще. Заигрывать с преградой или бросать вызов границам поля – это риск, но он с лихвой вознаграждается преимуществом при совершении следующего удара. Можно играть и безопасно, но в таком случае – ценой невыгодных позиций. Как бы там ни было, это выбор игрока – каким образом использовать свои навыки.
 
В период выхода из Великой Депрессии, после окончания Второй мировой войны, один ведущий самовыдвиженец «ворвался» в индустрию с громким претенциозным заявлением о создании новой школы дизайна. Этого человека звали Роберт Трент Джонс (Robert Trent Jones), и несмотря на то, что его идеи было сложно назвать новыми в принципе, они, тем не менее, сформировали известный бренд Джонс, представляющий новую героическую архитектурную школу, подход которой, по его утверждению, делает чемпионские поля действительно особенными.
 
 
Источник: TFE